Главная Мой профиль Регистрация Выход Вход Писатель Александр Ковалевский
Приветствую Вас Гость | RSS
Среда
28.06.2017
18:54
АЛЕКСАНДР КОВАЛЕВСКИЙ
Главная страница
[ Новые сообщения · · · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Публицистика » Публицистика » Публицистика » Ющенко — художественно-публицистический портрет
Ющенко — художественно-публицистический портрет
kobizskiyДата: Четверг, 15.10.2009, 12:13 | Сообщение # 1
© Александр Ковалевский
Группа: Администраторы
Сообщений: 50
Репутация: 0
Статус: Offline
Думаю, многие задают себе мучительный вопрос, как могло случиться, и кто виноват в том, что после феерической победы «Помаранчевой революции» мы сегодня имеем полный реванш порожденных Кучмой криминально-олигархических кланов?

Как «народный президент», имевший небывалую поддержку «пересичных» граждан Украины, умудрился менее чем за год столь бездарно растратить оказанное ему народом высочайшее доверие и превратиться в «мессию хорунжевского опороса», как назвала его в одной из своих топ-статей Татьяна Коробова?

Лично для меня падение морального рейтинга Ющенко, как Президента, началось еще с «супер-бумера» и царских счетов в ресторане его старшего сына Андрюши.
Копающиеся в чужом грязном белье вездесущие папарацци не вызывают к себе, конечно, особого уважения, но как бы ни достал этот папарацци «отца нации», тыкать журналистам Президенту не пристало ни при каких обстоятельствах, тем более обзывать репортера «мордой» и «киллером».

Тревожным звонком прозвучал и первый коррупционный скандал в правительстве Тимошенко, и виновником этого скандала стал протеже Президента липовый профессор Роман Зварич, когда тот попытался лоббировать нефтяные интересы своей бизнес-жены. А потом и «люби друзи» дружно подтянулись и внесли свою лепту в развал помаранчевой команды.

Крест же на этой команде поставил, как идейный комсомолец, Саша Зинченко. Отставка Юлии Тимошенко — была прямым следствием его скандальной пресс-конференции, причем парадокс заключался в том, что в коррупционных деяниях Зинченко публично обвинил «любих друзив», а Ющенко в отставку отправил почему-то Кабмин — самый успешный в Европе, как назвал Президент этот Кабмин всего за две недели до того, как отправить его в отставку.

Ну а круглые столы с ахметками и подписание позорного меморандума с януковичами, только для того, чтобы протолкнуть своего безликого ставленника Еханурова — это было уже явным проявлением полного отсутствия у Ющенко стратегического мышления.

При открытом саботаже коррумпированной еще со времен Кучмы Генпрокуратуры, не претерпевшей после Помаранчевой революции никаких изменений, Ющенко своей пассивной позицией по отношению к тем, кого называл на Майдане бандитами, сам обрек себя на поражение, и апофеозом этого поражения стало его ночное блеянье о том, что, оказывается, мы на Майдане мечтали о том, что второе пришествие Януковича объединит два берега Днепра.

Предлагаемый вниманию очерк «Метаморфозы Ющенко» был написан еще в 2006-ом и вошел в мою книгу «Неприкасаемые», изданную в апреле 2007 года, так что публикую его без купюр.

«Метаморфозы Ющенко. Художественно-публицистический портрет».

Возраст нашего независимого государства можно определить как младенческий, потому и жизнь у нас весьма беспокойная. Неприятные сюрпризы, как-то инфляция, грабительские налоги, повышение цен на все и вся, сыплются на нас как из рога изобилия, и мы давно привыкли к тому, что от власти нельзя ждать ничего хорошего, и почти смирились со своими правителями-грабителями. Откуда ж они взялись эти грабители? А все оттуда же — из комсомольско-партийной конюшни. Ни для кого ведь не секрет, что основной контингент наших нынешних правителей взрастила организованная преступная группировка под названием КПСС. И наш «народный» Президент, руки которого «ничого нэ кралы», и дважды судимый Премьер, по молодости да по глупости ставший рецидивистом, — не так уж давно были членами одной партии — Коммунистической партии Советского Союза…

Безропотный и исполнительный, и в тоже время требовательный к подчиненным, Витя Ющенко всегда ладил с начальством и сделал бы карьеру при любой власти. При коммунистах он носил у сердца, как самое дорогое, партбилет с чеканными словами вождя мирового пролетариата «Партия — ум, честь и совесть эпохи». Исправно посещал партсобрания, голосовал на них, как положено, и как все члены КПСС был интернационалистом и атеистом. Прозрел он, когда «совесть эпохи», а с ней и «моральный кодекс строителя коммунизма» ушли в небытие.

Удержавшиеся же при власти высокопоставленные коммунисты, спрятав подальше свои краснокожие книжицы с изображением вождя мирового пролетариата и его изречением о чести и совести нашей эпохи, напрочь утратив остатки не только партийной, но и людской совести, «наращивали мышцы» — накапливали «первоначальный капитал». Воспользовавшись царившей после развала Советского Союза неразберихой, «самостийники» буквально даром получили в свое распоряжение республиканские конторы Госбанка СССР с их многомиллиардными фондами и разветвленной сетью филиалов во всех областях. Положила глаз новая власть и на хранившиеся на счетах банков деньги по сберегательным вкладам граждан. Инициированные российским правительством реформы по методу «шоковой терапии» привели к безудержному росту цен, который обесценил трудовые накопления простых людей. При сумасшедшей инфляции сбережения граждан на глазах превращались в фантики, но миллиарды рублей вкладчиков, прежде чем они окончательно обесценились, расторопные банкиры успели конвертировать в твердую валюту и перевести на секретные счета в заграничные банки.

Дестабилизированная финансово-денежная система породила кризис неплатежей. Рвались экономические связи между бывшими братскими республиками, и как результат — наступил паралич промышленности. Бывшая партийно-хозяйственная элита — директора фабрик и заводов — сдавала производственные площади в аренду различным фирмам и кооперативам, а заодно распродавала заводское оборудование по цене металлолома. Миллионы людей остались без работы и средств к существованию.

Наш же герой развал СССР встретил в расцвете сил и на взлете карьеры — выходцу из сельской глубинки достичь должности заместителя правления банка республиканской конторы Агропромбанка СССР было непросто, а без принадлежности к правящей партии такой взлет был бы и вовсе невозможен, но с партбилетом, открывшим ему путь в светлое будущее, он расстался без сожаления.

И о диво, как только он вышел из партии коммунистов, отличившейся беспощадным преследованием церкви, и надел нательный крестик, тут-то ему и стало везти по-настоящему. Шутка ли, не напрягаясь заработать свой первый миллион, и не каких-то «деревянных» рублей, а нежно зеленых долларов, и это в катастрофический девяносто первый год, когда в стране наступила полная денежная неразбериха, приведшая к тому, что кило сосисок стали стоить народонаселению ползарплаты. Тут уж поверишь не только в Бога, но и в свою богоизбранность. Ведь Всевышний определяет, кому манной небесной питаться, а кому к столу положена черная икорка под французское шампанское по сто баксов за бутылку. Потому ОН и стал избранником, народным президентом, Мессией, и его имя одновременно скандировала полумиллионная толпа, ставшая на Майдане народом. Народом, который в дни великого противостояния со сфальсифицировавшей выборы властью вызывал восхищение во всем демократическом мире.

Но на главной площади страны скандировали не только его имя. С не меньшим энтузиазмом приветствовали и его соратницу, эту новоявленную Жанну д'Арк по имени Юля. Сама Юлия возражала против таких исторических сравнений, хотя ни у кого, в том числе и у него, не было сомнений в том, что она его заслужила. Как и Жанна д'Арк, возглавившая борьбу своего народа против захватчиков и приведшая на трон короля Карла VII, Юля твердостью характера и дерзкой решительностью не уступала национальной героине Франции. Своей готовностью к самопожертвованию ради торжества справедливости, как она ее понимала, своей верой в победу над правящей бандой, укрывшейся за частоколом омоновских щитов в Администрации Президента, эта хрупкая бесстрашная женщина укрепляла дух мужчин, и рядом с ней каждый чувствовал себя героем.

Он не мог не признать, что она была сердцем и душой «помаранчевой» революции — революции, которую назовут «революцией улыбок», но в том, что именно толерантность отличала их «оранжевую» революцию от всех предыдущих в истории человечества, была исключительно его заслуга. Именно он заклинал каждый вечер: «только бы не пролилась кровь! только без жертв! только путем ненасильственных действий!», и вел мирные переговоры со своим тяжеловесным и упрямым, как бык, соперником, в то время как она призывала взять в осаду Администрацию Президента и ставила ультиматумы: «или они мирно передадут власть, или мы их попросим», чем чуть не спровоцировала власть на применение силы, ведь разобиженный на весь мир «провластный кандидат» как раз и требовал от Кучмы задействовать войска для разгона манифестантов и разблокирования правительственных зданий.

К чести утратившего контроль над ситуацией, но номинально все еще Президента, тот жестко поставил своего «преемника» на место, ледяным тоном отрезав ему: «Я вижу, ты уже стал очень смелым. На Майдане нужно показывать свою храбрость, а не здесь». А когда внутренние войска, получив боевые патроны, таки выдвинулись усмирять восставшую столицу, высшие офицеры армии и СБУ вовремя охладили горячие головы милицейских генералов предупреждением о том, что в случае, если войска МВД войдут в Киев, им придется иметь дело не только с безоружными людьми, но и со спецназом разведывательных служб и армией.

А Юля, что Юля? Своими пламенными революционными речами она лишь зажигала отвагу в сердцах внемлющих ей сотен тысяч опьяненных морозным воздухом свободы людей, в глазах которых светилась Вера, Достоинство, Благородство и Надежда, но разве отвагу беззащитных демонстрантов, среди которых было полно стариков и детей, противопоставишь танкам и бэтээрам? Да «силовики» говорили ему, что на разгром палаточного городка взводу спецназа понадобилось бы не более двадцати минут. Так что не Юля своими выступлениями на мятежном Майдане решала судьбу революции, а ОН, с Божьей помощью, за столом переговоров со своим непримиримым врагом «бело-голубым» Премьером, нагло укравшим миллионы голосов избирателей, отвел беду от сотен тысяч митингующих на Майдане людей, и все обошлось без крови — даже глаз никому не подбили.

Все действительно завершилось мирно, толерантно и красиво. В «помаранчевом» Киеве царила атмосфера добра, понимания, взаимопомощи и терпимости. Жители великого Города на днепровских кручах, в котором зародилось христианство на Руси, с искренней теплотой принимали гостей столицы, независимо от того из каких регионов и под какими флагами те прибыли.

Киевляне, среди которых было немало людей весьма преклонного возраста, несли и несли дежурящим в палаточном городке демонстрантам теплые вещи, лекарства, хлеб, кофе и все, что нашлось в домашних холодильниках. Бедно одетые старушки раздавали суп и кашу из кастрюль, привезенных на двухколесных тележках. Мужчины, возвращаясь с работы, делились с митингующими сигаретами и деньгами, оставляя себе лишь жетоны на проезд в метро. Придавленные мокрым снегом палатки на Крещатике тянулись до главной площади главного города страны.

В них отдыхали после вахты на Майдане съехавшиеся со всех областей Украины люди, готовые до конца отстаивать свое право жить в свободной стране с достойным президентом, а не «паханом». Так народ, независимо от исхода беспримерной акции самоотверженного гражданского неповиновения, стал нацией, на которую хотел походить в те дни, казалось, весь мир.

А потом был Верховный Суд, который, безапелляционно признав факт массовых фальсификаций, отменил результаты второго тура президентских выборов и обязал Центральную избирательную комиссию назначить повторное голосование в установленный Законом срок. Победа в третьем туре лидера оппозиции, вознесенного «оранжевой» революцией на недосягаемую для его «провластного» оппонента высоту, была убедительной. На том чудесная рождественская сказка для народа и закончилась.

Свернув революционные транспаранты, люди, считавшие победу «народного президента», своей личной победой, разъехались по домам полные надежд на достойное будущее, не подозревая о том, что привели к верховной власти человека, ничем не лучшего своих предшественников.

Выбирая свою судьбу, свою дорогу, свою страну, в которой будут расти их дети и внуки, они голосовали за лидера нации, давшего клятву на верность народу, за главу государства, обязавшегося воплотить в жизнь идеалы Майдана, за достойного представлять свой народ в мировом сообществе Президента — символа новой счастливой жизни, а вручили декоративную булаву непредсказуемому, невнятному политику, который слова «люби друзи» вдруг сменил на тыканье всем и каждому, неспособному ни победить коррупцию, ни поставить на место тех, кого ОН называл бандитами, ни заставить «богатых поделиться с бедными», как ОН провозглашал на Майдане, и потому постигшее его избирателей разочарование было ошеломляющим, поскольку никто из них не ожидал, что не пройдет и года, как их «народный президент», которому люди верили как себе, и за которого они готовы были лечь под гусеницы танков, их предаст. Причем предаст не по моральной низости, а исключительно по слабости характера.

Изматывающая предвыборная кампания, изуродовавшее лицо отравление, чуть не вычеркнувшее его не только из списка кандидатов в Президенты, но и вообще из мира живых, а потом еще эта война нервов в «оранжевую» революцию (когда он ставил рядом с собой на сцену Майдана самое дорогое что у него есть — крошек-дочурок, и мысленно молился, чтобы у возможного снайпера не поднялась рука нажать на спусковой крючок) отобрали у него столько душевных сил, что продолжать борьбу с никуда не исчезнувшими политическими врагами желания уже не осталось. Пройдя изнурительный марафон трех туров выборов, ОН финишировал первым и выиграл почетный приз в виде президентского штандарта, но обойдя сильного и коварного соперника, ОН полностью выложился и теперь хотел только одного: мира и спокойствия в возглавляемой им державе, без политических интриг, войны компроматов и происков свергнутой власти, превратившейся теперь в оголтелую оппозицию.

Достигнув вершины, ОН мог позволить себе расслабиться, заняться, наконец, пчеловодством — любимым делом, в котором ОН знал толк, ведь выше подниматься уже было некуда, а новые выборы, слава Богу, нескоро, так что можно было особо не напрягаться ради какого-то утопического народного счастья. Думали, постояли на Майдане подставкой для флажков и транспарантов (в то время когда ОН в неимоверно трудных переговорах с преступной властью решал судьбу революции и, стало быть, страны), и сразу же манна небесная на голову посыплется? Нет, «люби друзи», так бывает только для избранных, а остальным чтобы иметь кусок хлеба с маслом, трудиться надо в поте лица своего, а не ждать от кого-то царской милости.

Плохо разбирающемуся в политике честному труженику, наверное, и невдомек, что политика — это искусство компромисса, и предательство для политика всего лишь нахождение компромисса со своей совестью, которая ему лучший судья, поскольку с ней всегда можно договориться. Откуда ж простому работяге, хлеборобу, домохозяйке знать, что политика — это грязь, в которой первыми вылезают наверх наиболее изворотливые особи, не имеющие ни совести, ни чести.

Поднявшийся на волне «помаранчевой» революции ее вчерашний вождь, а ныне Президент «всей страны» (ОН теперь специально это подчеркивал, как бы отрекаясь от проголосовавшего за него «оранжевого» электората) искренне недоумевал, слыша обвинения в свой адрес, что ОН, мол, предал Майдан. «В политике приходится предавать свою страну или своих избирателей. Я предпочитаю второе», — это же не ОН сказал, а Шарль де Голль, которого французы, небось, никогда не обвиняли в предательстве. Так почему же все так несправедливо напали на него — народного Президента?

Да, ОН простил режиму своего предшественника и фальсификацию выборов, и пробитые возле ЦВК головы своих сторонников, на которых под видом бандитов напали переодетые в штатское милиционеры, и разграбление страны, к которому ОН в свое время тоже в какое-то мере приложил «ничего не кравшие руки» (перед собой-то чего душой кривить), и попытки покушения на него самого, любимого, но его всепрощенческая позиция — это ведь вовсе не предательство, в котором его все обвиняют, а христианская мораль, заключающаяся в том, что надо уметь прощать врагов. Ну а подписанный им меморандум о ненападении и сотрудничестве с проигравшей политической силой тем более нельзя расценивать как акт предательства. Президент же не прокурор и не судья, чтобы сажать бандитов, потому ОН и сел с ними за круглый стол искать, так сказать, взаимопонимание. ОН демократ и потому все должно идти демократическим путем, даже если этот путь приведет к реваншу отстраненных от власти людей, запятнавших себя откровенным криминалом. На все, как говорится, воля Божья…

Он понимал, что не стал бы Президентом без Майдана и этой политической экстремистки, начавшей раскручивать маховик будущей революции, когда ОН ни о каких революциях еще не помышлял. Но, теперь, когда ОН стал легитимным главой государства, приятнее было думать, что верховная власть дана ему от Бога, что ОН выиграл бы растянувшуюся на три тура президентскую эпопею и без неутомимой Юли, вдохновлявшей мерзнувших на Майдане людей на бессрочную осаду бастионов преступной власти.

Это безвольный Карл VII, взошел на королевский трон благодаря отважной Жанне д'Арк, а ОН лишь позволил своей бывшей вице-премьерше, которую преследовала Генеральная прокуратура, быть рядом с ним во время предвыборной кампании. Его рейтинг от такой помощницы только упал. Как она могла привлечь к нему симпатии электората в проблемных для него регионах, если ее там настолько ненавидели, что готовы были линчевать на своих «бело-голубых» майданах? И как только язык у людей сегодня поворачивается утверждать, что она помогла ему выиграть выборы, а он мол, неблагодарный, ее предал! Так могут думать лишь те, кто ничего не понимает в политике. Предают друзей, а в политике нет друзей, есть лишь ситуативные союзники. Он терпел Юлю, пока та была ему союзницей в борьбе за его президентство. Как только она стала играть свою блестящую сольную партию, и все вдруг заговорили, что на ее фоне Президент выглядит весьма блекло, ОН тут же, не затрудняя себя сколько-нибудь вразумительными объяснениями, отправил ее в отставку с поста Премьер-министра, заявив впоследствии, что поступил очень мудро, поскольку, мол, вовремя остановил разрушительный тайфун по имени Юля.

Ну и что с того, что всего две недели назад он назвал ее правительство самым успешным в Европе и прилюдно ставил ей высший бал за то, что в самые трудные постреволюционные месяцы ей удалось не только удержать ситуацию, но и, перекрыв теневые потоки, наполнить казну, выполнить (пока он летал по заграницам за аплодисментами) его социальные обещания и подготовить возвращение народу награбленного предыдущим «преступным режимом»? А теперь ОН передумал — на то он и Президент: захотел — назначил, утром встал не с той ноги — снял. Имеет полное право. Ведь не за Юлю стоял Майдан, а за своего «народного Президента».

С Майданом да, как-то не совсем хорошо получилось. Но должны же все наконец-то понять, что он не президент Майдана, а глава всего государства и потому должен учитывать интересы не только своих избирателей, но и тех, кто голосовал против него. Ну и что с того, что он обещал на Майдане, что бандиты будут сидеть в тюрьмах, а если эти бандиты так контролируют экономику страны, что без них уже никак не обойтись? Ему ли не знать, каким мошенническим, а порой и разбойным путем наши олигархи сколотили свои миллиардные капиталы и завладели заводами, фабриками и пароходами, не ими построенными, но теперь это уже их частная собственность, которая во всех цивилизованных странах считается священной и неприкосновенной. Он тоже свои миллионы не за токарным станком заработал, но Богу виднее, кому как зарабатывать на хлеб насущный.

Как ОН мог после отставки Юльки, грозившейся «подтопить жирок» олигархам, не заключить с ними мировую, пусть даже и выросли они из бандитов, если сегодня вчерашние бандиты дают народу рабочие места, а значит, выполняют его президентскую программу! Его, правда, немного смущало, что те, кого он называл на Майдане бандитами, вместо тюрем будут сидеть в парламенте и, прикрываясь депутатской неприкосновенностью, продолжат грабить страну. Но если с другой стороны посмотреть: то и так уже практически все разграблено и флагманы отечественной промышленности давно перешли в руки воротил бизнеса, на которых, собственно, теперь и держится наша экономика. Как же при таких объективных реалиях ему выступать против «донов», приватизировавших наиболее прибыльные предприятия страны? Куда будет разумнее сдружиться с ними — плохой мир ведь всегда лучше хорошей ссоры. И вообще, хватит этих разговоров о реприватизации и о том, кто там сколько наворовал, решил ОН, и, собрав олигархов за круглым столом, предложил им начать, как говорится, с чистого листа. Его формула будущего процветания страны была проста: новая власть олигархам все прощает, если они будут инвестировать производство, платить налоги и не заниматься коррупцией. Точка. Олигархи президентскую инициативу единодушно поддержали. Особенно им понравилось его высказывание о том, что «помаранчевая» революция закончилась, а фраза «я уверен, мы будем тут красиво и успешно жить» и вовсе привела их в умиление. Монстр отечественного бизнеса Ринат Ахметов в интервью прессе об этой судьбоносной встрече сказал, что для него ее главный итог состоит в том, что слова «реприватизация» больше не будет. И, подумав немного, добавил, что у него с Президентом общая цель — укрепление мощи державы.

Найдя такое замечательное взаимопонимание с представителями большого бизнеса, как Президент должен был реагировать на заявление какого-то там полковника милиции о том, что Ринат Ахметов, один из главных участников «круглого стола», — лидер организованной преступной группировки? Да никак. Потому как Ахметов уже известная фигура в политической жизни страны, а в политике не все так просто, как представляется погорячившемуся с обвинениями милиционеру.

Правильно Юрок его сразу одернул, мысленно похвалил ОН своего министра-журналиста, успешно возглавлявшего милицейское ведомство. Лейтенант запаса и то понимает лучше полковника, что нечего лезть поперед батьки в пекло. Знаем, знаем, что Ринат далеко не ангел, и много чего в своей жизни наворотил, но когда то было и, вообще, кто у нас без греха, полковник? Сам взятки, небось, берешь, наверняка и права человека нарушаешь, а то и людей пытаешь, ведь судя по поступающим в Секретариат Президента жалобам на действия правоохранительных органов, расколоть преступника превосходством интеллекта наша милиция так и не научилась. Спрашивается, какое же тогда ты имеешь моральное право, мент, в чем-то там обвинять миллиардера Ахметова, к которому благосклонно относится сам Президент?
Тебе нужно, полковник, не только Уголовный Кодекс в своей работе использовать, а и Библию не мешало бы на досуге почитать, тогда б ты многое уразумел, ибо сказано в Новом Завете: «Не судите, да не судимы будете».

Вчера Ринат Ахметов шутил, что возглавит в парламенте комитет по борьбе с организованной преступностью, а сегодня у него в руках реальная власть и с тебя же первого, полковник, и взыщет.
Ахметов — это большая политика, в которой идет беспощадная борьба за власть и зачастую побеждает в ней тот, кто коварнее и подлее, и честному политику остается только смириться с этим, вздохнул Президент. Потому нельзя затрагивать Рината, нельзя. Говорил же Иисус в своей Нагорной проповеди: «Мирись с соперником твоим скорее, пока ты еще на пути с ним, чтобы соперник не отдал тебя судье, а судья не отдал бы тебя слуге, и не ввергли бы тебя в темницу».

ОН уже устал от всех этих компроматов, и для душевного спокойствия ему лучше было не знать, кого там двадцать лет назад истязал Ахметов. Тогда милиции не удалось доказать вину Рината, а сегодня, найдись хоть сто свидетелей его давно преданных забвению преступлений, и подавно никто ничего не докажет. Какой же смысл копаться в прошлом, если убитым предпринимателям, чей бизнес действительно перешел к Ахметову (и он из этого тайны не делал), уже ничем не поможешь?

Остались, правда, родственники и друзья погибших, размышлял Президент, и мысль о том, что эти люди могут не понять, почему он, придя к власти под лозунгом «Бандиты будут сидеть в тюрьмах», вдруг занял всепрощенческую позицию, сильно огорчила его. Он полагал, что такое непонимание возникает оттого, что народ еще недостаточно духовно воспитан и просто забывает о том, что не в христианских традициях помышлять о мести. Да, сошла с рук Януковичу и его компании фальсификация выборов, и никто не спросил, и уже не спросит с вчерашней власти за ее другие уголовно наказуемые прегрешения, не даст он правоохранительным органам потревожить и Рината Ахметова, чтобы там про него в Интернете не писали.

Внутренне Президент соглашался с тем, что дал маху, не пересадив всю эту криминальную братию сразу после победы революции, тем более что Бандиты с большой буквы уже и сухарей себе насушили, но тогда бы его обвинили в политических репрессиях (и ведь обвиняли, стоило только кого-то зацепить по мелочи). Он же всегда говорил о демократическом выборе, о европейских и христианских ценностях, и не хотел управлять страной железной рукой, как того, может быть, и требовала ситуация.

За отстраненным Майданом от власти кланом числилось, конечно, немало тяжких грехов, но ведь надо уметь прощать, как учил Иисус. Тем более что вчерашние рэкетиры и убийцы стали хозяевами целых регионов, за которых, как ожидается, проголосует на будущих парламентских выборах не менее трети электората страны, и с выбором этого многомиллионного лагеря избирателей ОН, как Президент всей Украины, обязан, конечно же, считаться. Сегодня респектабельные бизнесмены и политики сильно обижаются, когда те, чьих отцов они когда-то пытали и расстреливали, называют их бандитами — мол, попробуйте довести в суде, что мы бандиты, а не можете, так и не и гавкайте. Зная наши суды, горько усмехнулся Президент, обращаться в них с такими голословными обвинениями бесполезно, так и не нужно тогда зря обзывать бандитами уважаемых теперь в стране людей, подумал ОН.

Раскрыв Евангелию от Матфея в дорогом кожаном переплете, Президент вслух зачитал для себя: «Вы слышали, что сказано: «Око за око, зуб за зуб. А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую; любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас», — до чего ж мудрая книга, умиротворенно отметил он, бережно положив Библию на рабочий стол, чтоб была под рукой, ведь всегда полезно заглянуть в нее, особенно перед принятием судьбоносных для страны решений...


© Александр Ковалевский
 
Публицистика » Публицистика » Публицистика » Ющенко — художественно-публицистический портрет
Страница 1 из 11
Поиск:


Copyright © 2009 Авторский сайт Александра Ковалевского Я в контакте
 Copyright MyCorp © 2017
Писатель Александр Ковалевский